Известная советская и российская актриса, вдова Валентина Гафта Ольга Остроумова в далеком прошлом была разлучницей. О том, как артистка встречалась с замужним режиссером Левитиным и как разрушила его семью, читайте в материале iReactor.

Историю своей карьеры и перипетии личной жизни рассказал российский театральный режиссер и писатель Михаил Левитин. В беседе с журналистами он признался, что когда впервые увидел Ольгу Остроумову, она ему страшно не понравилась: откликом не отзывалась ни внешность актрисы, ни ее характер.

Она играла какую-то сволочь, учительницу фрекен Розенблюм, и казалось мне злой. И хоть это было первое, конечно, ошибочное впечатление, Ольга действительно бывает очень жесткой и суровой, — признался режиссер.

Однако позднее, когда Левитин и Разумовская сблизились, он понял, что внутренний мир актрисы куда как глубже и многограннее, чем ему казалось при первом знакомстве. Развитие отношений не было стремительным, оба — и Левитин, и Остроумова — были в браке. Ситуация была невыносимой, отмечает режиссер, поскольку актриса была заочно знакома с его женой Марией.

По моим рассказам она знала Машу, знала мою семью и страшно мучилась. Маша прекрасная. И нам надо было «уничтожить» очень хорошего человека, — подчеркивает Михаил Левитин.

Обоюдные измены длились несколько лет, признался режиссер. Возлюбленным приходилось снимать квартиры, чтобы видеться. Это был самый тяжелый этап их отношений, вспоминает Левитин.

Три-четыре года это все длилось. Было очень трудно, мы слишком долго тянули с этим. Любя Ольгу, я помнил Машу, и Ольга помнила о том, что мы сделали, — с неохотой рассказывает режиссер.

Позднее, после того как они развелись со своими супругами, на свет появился первый ребенок — Ольга. Спустя 8 лет — второй. Его назвали Михаилом. В совместном браке Левитин и Остроумова прожили почти 20 лет.

Напомним, ранее стало известно, что незадолго до смерти своего последнего мужа актера Валентина Гафта Ольга Остроумова переписала все его имущество на себя. Таким образом, подчеркивает друг семьи на правах анонимности, актриса хотела защитить наследство Гафта, на которое мог претендовать его внебрачный сын.