Добавить в избранное
Инфореактор
Войти через социальную сеть
Вконтакте Facebook
или
Войти
О насО нас Предложить материал Вопросы
ВКонтакте
Facebook
Твиттер
Одноклассники
Наш канал в Telegram
RSS

Ливийские грабли для Вашингтона: чем грозит Обаме вторая война в Ливии?

13:39 06.05.2016 641

Ливийские грабли для Вашингтона: чем грозит Обаме вторая война в Ливии?
Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Для этого нужно пройти по ссылке и нажать кнопку Join.

Во время ходе воскресного интервью телеканалу Fox от 24 апреля президент Соединённых Штатов Барак Обама во всеуслышание заявил, что интервенция в Ливию в 2011 году была величайшей катастрофой и самой серьёзной ошибкой за всё время его президентства. Обама извинился за отсутствия проработанного плана действий по преодолению последствий военного вмешательства и свержения режима, однако президент США не извинился за саму военную операцию. Вместо этого глава Белого дома подчеркнул, что вмешательство в Ливию было «правильным решением».

Тем не менее в Европе появились предложения о повторной интервенции в фактически лишившуюся централизованного правительства страну. В свете возможности повторения столь радикального сценария разрешения проблемы стоит проанализировать все промахи предыдущей операции, чтобы понять какие уроки были преподнесены провальной кампанией 2011 года, отмечает издание War On The Rocks.

Военное вмешательство в Ливию по праву считается провальным. Из-за непродуманных действий Пентагона в стране разразился настоящий общественно-политический хаос, раздробивший страну на несколько частей. В результате на территории Ливии был создан идеальный плацдарм для появления радикальных исламистов из группировок, присягнувших «Исламскому государству»* (также известного как ДАИШ) и его идеалам. Также обширный участок береговой линии Средиземного моря оказался практически без контроля, что привело к резкому увеличению потока нелегальных мигрантов и к развитию теневого бизнеса по перевозке желающих попасть в Евросоюз.

Стоит отметить, что в развитые страны отправились не только спасающиеся от войны выходцы с Ближнего Востока, но и жители Кот-д’Ивуара, Сьерра-Леоне, Пакистана. Последние, в большинстве своём, пытались попасть в ЕС для улучшения условий своей жизни, за что их назвали «экономическими беженцами».

По причине огромного притока людей, миграционные службы европейских стран перестали справляться со своими задачами. Первыми пострадали балканские страны и в особенности Греция. Однако затем проблемы с беженцами перекинулись на все страны Европейского союза, из-за чего политики заговорили об укрепляющемся миграционном кризисе, который превысил по масштабам аналогичную ситуацию после Второй мировой войны.

Можно ли было избежать этого кризиса? Ряд аналитиков считают, что это было возможно. Известные политологи, Стивен Уолт и Мика Зенко, неоднократно предупреждали о возможных последствиях вмешательства во внутренние дела Ливии. Поэтому их ответом на поставленный выше вопрос является невмешательство в эту страну. И причины, почему этого не стоило делать, довольны просты.

Да, ни у кого нет никаких сомнений в том, что Каддафи был жестоким. Он был светским, но авторитарным лидером, который правил Ливией железной рукой. Естественно, у определённых слоёв общества было недовольство общим благополучием ливийцев и стагнирующей экономикой. Однако в целом Ливия была островком стабильности, особенно по сравнению с приграничными государствами.

Ливия была страной-изгоем в 1980-х и 1990-х годах из-за своего желания создать ядерное оружие. Но судьба Саддама Хусейна дала Каддафи понять, что ему необходимо пересмотреть своё негативное отношение к Западу. Полковник отказался от программы по созданию ядерного оружия, а также согласился помогать в борьбе с джихадистами и сотрудничать со спецслужбами.

Да, режим Каддафи регулярно нарушал права человека, правда ситуация в стране была не хуже аналогичных проблем в Турции, Саудовской Аравии и Пакистане. Иногда приходилось терпеть его бессвязные, дурманящие тирады в ходе его выступлений в Генеральной ассамблее Организации Объединённых Наций, чтобы быть уверенным в его политике, но Ливия была необходима ЕС для обеспечения контроля всей границы между Африкой и Европой. Однако небольшая группа радикалов, получившая поддержку от исламистских элементов со всего мира, в том числе и от союзников США — Катара и Саудовской Аравии, учинила жестокую, межконфессиональную и националистическую кампанию против государства.

В это же время администрация Обамы была ещё воодушевлена и опьянена успехом египетских протестов и свержением Хосни Мубарака, что, возможно, послужило причиной поспешного решения о вводе войск. Вашингтон вместе с рядом стран НАТО отправил контингент сухопутных сил и обеспечил поддержку своим солдатам с воздуха для реализации принятой Советом безопасности Организации Объединённых Наций резолюции о прекращении огня и для поддержки повстанческих сил.

Независимо от намерений и планов коалиции западных стран интервенция в Ливию привела к смерти Каддафи и вызвала распространение нестабильности по всей стране. Гражданская война в Ливии бушует и по сей день, территория этого государства остаётся полем битвы для соперничающих радикальных исламистских сил. Весь мир с ужасом следит за гуманитарной катастрофой, а мигранты продолжают рисковать своей жизнью во время путешествия через Средиземное море в Европу.

Интервенция в Ливии была первым испытанием для прочности отношений администрации Обамы с Россией после объявленной в 2009 году «перезагрузки». Потеплевшие отношения вначале вылились в сокращение  программы по созданию элементов противоракетной обороны в Восточной Европе с  американской стороны, затем Россия также смягчила свою позицию, воздержавшись от наложения вето на резолюцию Совета Безопасности ООН, санкционирующую миссию по защите гражданского населения от Каддафи.

Однако, к неудовольствию Кремля, миссия превратилась в революцию по смене режима, которая обострила отношения Вашингтона и Москвы. В России укрепилось мнение, что страны Запада пытаются подорвать позиции Кремля в мире, о чём свидетельствуют едкие замечания министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Глава российского МИД заявил, что Москва не позволит превратить Сирию в ещё одну Ливию. Кроме того, существуют убедительные доводы в пользу того, что ливийская кампания повлияла на понимание Россией и Китаем особенностей современных политических процессов. Можно сказать, что именно США продемонстрировали России главенствующий принцип в современной политике «сила — это власть». Поэтому не стоит удивляться столь агрессивной реакции Москвы на политику Вашингтона.

Барак Обама пытался устоять перед искушением вмешаться в ливийскую гражданскую войну, но на него оказывает существенное влияние Европа и его собственный кабинет министров. Спустя пять лет после восстания ливийское государство не то что не окрепло, но даже не смогло сформироваться. Реалисты выступали против и продолжают скептически относиться к гуманитарной интервенции. В исторически нестабильных и многонациональных обществах не имеющие чёткого и конкретного плана по созданию заслуживающего доверия правительства действия, скорее всего, приведут к ухудшению текущей ситуации и к усилению гуманитарного кризиса в будущем.

Однако, судя по всему, Соединённые Штаты продолжат оказывать помощь Ливии для восстановления стабильности, о чём говорит недавний авиаудар ВВС США по конвою радикальных исламистов ДАИШ. Также, согласно некоторым документам, Евросоюз рассматривает возможность отправки сухопутных сил в Ливию. В связи с этим вероятность повторного вторжения США в Ливию многократно увеличивается, поскольку Европа вряд ли справится с такой операцией самостоятельно и может обратиться за помощью к заокеанским партнёрам.

Известный в США политолог, Алан Куперман, писал, что «Ливия была полным провалом. Эта страна не смогла эволюционировать в демократию, вместо этого Ливия превратилась в несостоявшееся государство». Поэтому для дальнейшего участия в разрешении общественно-политического кризиса в Ливии политики должны быть уверены в том, что их действия приведут исключительно к улучшению уровня жизни ливийцев и к разрешению структурных проблем в этом государстве.

Нужно помнить о том, что в Ливии сохраняется глубокий раскол общества по племенному и этническому признаку, страна страдает от экономического застоя и массовой коррупции. В такой обстановке очередное вмешательство может только укрепить антизападные настроения, которые могут ещё больше дестабилизировать государство и облегчить задачу вербовщикам ДАИШ. Если взвесить все «за» и «против», то очевидность отказа от интервенции в Ливию становится очевидной. Второе вмешательство в эту страну может привести к увеличению потока беженцев через неохраняемую береговую линию Ливии и, как следствие, к существенному увеличению вероятности осуществления терактов в Европе. Также на эту кампанию нужно будет затратить сотни миллионов долларов, что при отсутствии должного эффекта вызовет серьёзные вопросы у европейско-американского электората.

В заключение стоит отметить, что в ходе интервенции в Ливии президент Обама показал себя «вильсоновским идеалистом». Он точно не реалист, в чём все окончательно убедились. Были и другие способы разрешить конфликтные ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке, однако Обама вынес неправильные уроки из неудач его администрации и продолжил наступать на одни и те же грабли. Если эти уроки когда-нибудь будут усвоены, то будущие президенты США и политики, возможно, не совершат тех же ошибок в отношении стран Ближнего Востока и не поставят под угрозу отношения с другими странами.

* — Деятельность организации запрещена на территории РФ по решению Верховного суда.

Источник фото: inforeactor.ru


Загрузка...
Комментарии для сайта Cackle
Отправить сообщение об ошибке?
Ваш браузер останется на этой же странице
Спасибо!