Сидевший 37 месяцев в тюрьме «Митига» в Триполи рассказал о допросе российских социологов
ФБА  /  Владимир Малянов, Альгис Микульскис

Самойлов провел в «Митиге» целых 37 месяцев. В беседе со специальным корреспондентом Федерального агентства новостей (ФАН) Кириллом Романовским моряк рассказал о том, в каких условиях содержатся заключенные и об отношении руководства тюрьмы к ним.

Моряк рассказал, что размер камеры составлял около двенадцати квадратных метров. Он отметил, что она была оборудована небольшим пластиковым окном, которое было закрыто решеткой. По словам Самойлова, первые несколько месяцев с ним жили девять сокамерников, после чего их количество увеличилось до пятнадцати человек. Он добавил, что даже такие условия казались ему комфортными, так как позднее ему пришлось жить в крошечной камере с 32 людьми.

Потому что впоследствии нам довелось жить с 32 людьми в камере, где меньше 12 квадратных метров. 32 человека. Тогда доводилось ждать очереди, чтобы сесть. Ждать очереди, чтобы поспать, — признался моряк.

Самойлов отметил, что заключенные делились на группы по три человека, один из которых дежурил, а двое остальных в это время отдыхали. Он пояснил, что во время дежурства человек должен был стоять несколько часов подряд.

Он рассказал, что тюрьма контролируется группировкой RADA, которая получает финансирование из правительственного бюджета. Часто заключенных избивали, надевая перед этим на головы пакеты. Моряк отметил, что у руководства тюрьмы была своя база, перед территорией которой можно было перемещаться только с закрытыми глазами.

Били руками, ногами — уже не палками, но руками, ногами. Потом одного за другим стали заводить в кабинет — на предварительный, так сказать, допрос. То есть зачем приехали, что… — вспоминает собеседник ФАН.

Вопросы о российских социологах Максиме Шугалее и Самере Суэйфане заставили моряка волноваться. Он рассказал, что стал свидетелем допроса Суэйфана, а Шугалея допрашивали уже после него. Самойлов отметил, что Максим Шугалей показался ему сильным человеком, который будет держаться до последнего.

Допрашивали только переводчика Самера, — продолжает свой рассказ старпом. — Они, очевидно, хотели сравнить показания Самера и Максима. И впоследствии они стали допрашивать уже Максима, — отметил моряк.

Самойлов пояснил, что среди руководства тюрьмы превалируют яростные исламисты, которые опираются на шариат, однако на его удобную для них форму. Он отметил, что контролирующие тюрьму люди восхищаются лидерами крупных террористических группировок, как, например, Усама бен Ладен, а также приветствуют теракты, совершенные исламистами.

Автор: