Добавить в избранное
Инфореактор
Войти через социальную сеть
Вконтакте Facebook
или
Войти
О насО нас Предложить материал Вопросы
ВКонтакте
Facebook
Твиттер
Одноклассники
Наш канал в Telegram
RSS

Бог знает, зачем власти дурачат французов

15:35 13.05.2016 51

Бог знает, зачем власти дурачат французов
Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Для этого нужно пройти по ссылке и нажать кнопку Join.

Во Франции выявилась стычка точек зрения:

1. Покушение на права трудящихся — пробить заслоны Национального собрания и внедрить новый трудовой кодекс, известный как «Закон Мириам эль-Хомри», удалось только особо ловким способом, путём применения специальной статьи конституции 49.3 (инициатива премьер-министра Манюэля Вальса).

2. Сопротивление злоупотреблениям правами трудящихся — сторонники Олланда и Вальса утверждают, что «экономика не в силах вынести веса социальных гарантий, когда люди, не желающие работать, чувствуют себя настолько защищенными, что готовы мешать работать другим».

3. Правительство твердит, что у Франции нет выбора, а журналисты напоминают, что на пути к власти Олланд азартно осуждал своих политических конкурентов за меры, к которым сам же сейчас и прибег, и цитируют его заявления о том, что «статья 49.3 — это отказ от демократии».


Итак, Вальс воспользовался статьёй конституции 49.3, которая предоставила возможность преодолеть сопротивление депутатов. Поскольку это за время президентского правления Франсуа Олланда происходит не впервые, стоит учесть, что на заре своего президентства Олланд срывал аплодисменты, осуждая подобные методы продавливания законных средств угнетения трудящихся. Он социалист или демагог и жулик? Жуликом он, как видно, кажется не только смотрящим из-за границы Франции — всего четыре года назад, оценивая первые сто президентских дней, его сочли самым непопулярным, обогнавшим антирейтингом даже Ширака.

Последний вотум недоверия организовали правые оппозиционеры. Голосов они недобрали. Пресса отметила, что не в вотуме было дело — он предсказуемо провалился, но инициаторы своих целей достигли, поскольку политическое шоу было возможно, а смещение Олланда — нет. Судачат, что свалить Олланда шансов в самом деле не было, но потеснить его партию удалось, так как случай представился исключительно удачный.

Такие пересуды возвращают публику к темам, возникавшим в самом начале протестов. Тогда разнеслись предположения, что митинги и протестные акции всех видов возникли не спонтанно, а были тщательно подготовлены. Спонтанными они только казались, но кем-то из сценаристов и регуляторов это так и было задумано. Важная деталь: на начальном этапе правых и профсоюзы тщательно отодвигали от «сцены», а кое-где даже решительно изгоняли на периферию «мирного протеста».

Мнение французского обозревателя газеты «Коммерсантъ»  А. Тарханова: «За 4 года правления социалистов французы устали ждать обещанных улучшений и разозлены тем, что левое правительство завершает свой срок правыми инициативами». Стоит не забывать, что начало протестов напоминало ночные студенческие то ли фестивали непослушания, то ли еженощные действа, известные как happening.

Не случайно на первых газетных полосах поначалу было гораздо больше сведений о «спонтанных бессюжетных театральных событиях» на площадях почти по Джону Кейджу и неявно по Шарпу, чем о серьёзных акциях профессиональных союзов. Запомним, что одной из задач хэппенинга специалисты считают «преодоление границ между художником и зрителем». В нашем случае «художник» и заказчик постановки с условным названием «Протест» — одно коллективное лицо.

Ситуация во Франции сложилась, как кажется, не без признаков уникальности — у власти второй президент-социалист за всю историю (первым был Миттеран), и рейтинг — хуже некуда. И Доминик Стросс-Кан очень кстати вспоминается, которого скандально удалили из числа первейших претендентов на главный пост Франции перед выборами. Теми выборами, после которых Олланд и стал президентом. По мнению экспертов, Стросс-Кан был более влиятельной и талантливой персоной. И мог бы быть оборотистей, став в роли президента значительно самостоятельней Олланда.  

После намёков можно было бы и к выводам, но с доказательствами не густо — орешек знаний твёрд, тайны «парижского двора» пока не раскололись. Однако гипотеза имеет право на жизнь. Не так ли? Сложилось впечатление, что Олланд и Вальс осуществляют тщательно продуманную интригу, преследуя ряд целей. Попробуем распределить по важности. Сразу можно выделить главного «подозреваемого» — это влиятельные финансово-промышленные круги, остро заинтересованные в торгово-инвестиционном партнёрстве с Соединёнными Штатами, даже в ущерб национальным суверенитетам.

1. После прекращения конкуренции с лагерем социализма наступает очередной этап ужесточения системы эксплуатации в интересах крупнейших работодателей. При этом партийная принадлежность президентов или канцлеров не важна — в Западной Европе фэйки «демократии» и системы манипулирования избирателями уже никого не шокируют, политическое поле утрамбовано и занято не теми, кто мил народу, так как народу искусно делают милыми тех, кого назначают олигархии.

2. Для сохранения достигнутого статуса назначенцы властных кругов (в конкретном случае — Олланд и сопартийцы) обязаны теснить от официальных властных рычагов плохо управляемых правых и ультра-левых, «верхам» необходимо играть перед избирателем пьеску, чтобы «низы» продолжали воображать существование в условиях демократического устройства республики.

3. Принцип Гека Финна — если взять не всё, а немножко, то это не грабёж, а делёжка. В конкретном случае после дебатов возможна «победа» и пакет законов пересмотрят и смягчат, а публика будет считать, что хоть немножко, но победила правящую клику. Именно по этой причине в протестующих массах не должно быть сплочённых групп и лидеров, способных возглавить всех протестующих.

4. Открытие серии окон Овертона и внедрение непопулярных мемов — «низы» приучают к неизбежности «режима экономии», позволяя обсуждать не вид социальных «лекарств», а только дозы назначенного средства.

5. Кроме того, проверяется управляемость массами, вносится тема нахлебников на пособиях, тренируются силы поддержания законопослушания и принуждения к подчинению власти. Любой власти. Достижению тех же целей служили весьма подозрительные теракты, которые должны были сплотить массы в управляемую форму, способную жертвовать гражданскими свободами ради безопасности, но пока так и не пошли дальше моды на Je suis Charlie.

 

Вывод: дирижёры политическим проектом «Евросоюз» определили место Франции — третья в тройке лидеров. Политическое творчество масс проектом не предусмотрено. За третье место на политическом пьедестале будут бороться Польша, Италия, Испания. Но статус «сердца Европейского Союза» останется у Франции, если граждане не преподнесут сюрприз дирижёрам. Для профилактики сюрпризов политической верхушке приказано граждан чем-то занять. Например, протестами против трудового кодекса и Je suis Charlie с вариантами.

Если интуиция наблюдателей не обманывает, давно пришедший конец европейской либеральной сказочки только в последние годы обрёл ощутимую зримую форму, хоть и виден был издалека.

Автор:

Источник фото: wordpress.com


Загрузка...
Комментарии для сайта Cackle
Отправить сообщение об ошибке?
Ваш браузер останется на этой же странице
Спасибо!