Добавить в избранное
Инфореактор
Войти через социальную сеть
Вконтакте Facebook
или
Войти

Сокращение койко-мест – кто его придумал? Автора видели в ВШЭ

11:22 22.04.2020 178
Сокращение койко-мест – кто его придумал? Автора видели в ВШЭ Сокращение койко-мест – кто его придумал? Автора видели в ВШЭ
Чтобы быть в курсе самых важных новостей и читать сайт без рекламы, подписывайтесь на наш Яндекс-виджет. Для этого нужно пройти по ссылке и нажать кнопку "Сохранить".
Изменить размер текста Аа

Почему ситуация с коронавирусом за рубежом зашла слишком далеко и для чего либералы нагнетают ситуацию с COVID-19 в России — в новом материале колумниста iReactor Дмитрия Бабича.

Кого только не обвиняют в том, что мы сидим дома, посаженные под замок коронавирусом. Трамп и другие западные лидеры обвиняют Китай, Китай обвиняет США. Ну, а у нас в стране приехавшие из Италии и США туристы – в большинстве регионов именно они стали «нулевыми пациентами» этой заразы. Привычно обвиняют власть российские ультралибералы (дам им это имя, чтобы не компрометировать великих русских либералов-западников девятнадцатого века – к их числу принадлежали и обожаемый в России Иван Сергеевич Тургенев, и великий историк Тимофей Грановский). Она, власть, якобы скрывает истинный размах эпидемии – послушать хотя бы бредни профессора Валерия Соловья на радио «Комсомольская правда».

 

Ни трупы, ни больных не спрячешь

 

Нет, господа ультралибералы от экономики и политики, скрыть последствия пандемии можно было в Советском Союзе, но ее невозможно скрыть в сегодняшней России. И причиной тому не только никуда не исчезавшие с конца восьмидесятых гласность и свобода мнений. Все еще проще и трагичнее, и виноваты в этом вы, ультралибералы-реформаторы. На момент развала СССР на 100 тысяч населения приходилось 1 380 койко-мест. Сейчас – 818. При взрывном росте заболеваемости, сравнимом с итальянским или нью-йоркским, умирающих просто НЕКУДА было бы госпитализировать. Значит, их не так много.  

Сокращение койко-мест – кто его придумал? Автора видели в ВШЭ

Источник фото: pixabay.com

А вот в воспеваемых Соловьем и ему подобными странах дела с койко-местами обстоят намного хуже: в агонизирующей от удара COVID-19 Италии – 331 койка на 100 тысяч жителей, а в летящей без карантина в пропасть Швеции – всего 254 койки (сравните с нашими 818-ю да прибавьте сюда еще и наш жесткий карантин, которым Швеция предпочла манкировать). Больше чем мы из крупных европейских стран имеет только Германия – у нее на 100 тысяч населения приходится 826 койко-мест. Выходит, мы отстаем от отличников (немцев) всего лишь меньше, чем на 1 процент, да и это отставание появилось совсем недавно – во время оптимизации российского здравоохранения.

 

Автора, автора!

 

Сейчас самое время посмотреть – кто же продвигал эту оптимизацию у нас. А потом заглянуть этим людям в глаза. Но это – тема для следующего материала. А сейчас – давайте посмотрим, кто был примером для наших «оптимизаторов»? Где-то ведь в мире эта процедура была завершена полностью? Да, была. И не только в далеких США, мировом центре пандемии коронавируса, но и в близкой нам Грузии, где от страха сейчас закрыты на въезд и выезд четыре важнейших города – Тбилиси, Батуми, Рустави и Кутаиси. В обеих странах количество койко-мест свели к абсолютному минимуму – меньше, чем в Швеции. В итоге грузинским медикам просто некуда отступать – даже малое количество больных негде будет лечить.

Сокращение койко-мест – кто его придумал? Автора видели в ВШЭ

Источник фото: Федеральное агентство новостей - Денис Машкин

В поисках ответа на вопрос «Кто виноват?» советуем заглянуть в книгу ученицы Евгения Ясина, основателя ВШЭ, — книгу «экономиста» Ларисы Бураковой, которая вышла еще в 2011-м году и так и называлась: «Почему у Грузии получилось?». Ясин очень гордился этой комплиментарной книгой своей ученицы о Саакашвили и был очень удивлен, когда после ее выхода Саакашвили с треском проиграл выборы 2012 года и вынужден был с позором бежать из страны. Кстати, другие ученики Ясина из ВШЭ проводили в 2000-е и 2010-е именно по грузинским и европейским лекалам две самые разрушительные реформы в России – образовательную и реформу здравоохранения.

 

Реформаторы широкого профиля

 

К сожалению, многие подражатели грузинских оптимизаторов до сих пор стоят очень близко к власти и в России, и в других странах бывшего СССР. Недаром главный «мотор» сокращения койко-мест в бывшем СССР Александр Квиташвили, успев сломать грузинское здравоохранение на соответствующем министерском посту во время правления Саакашвили (в 2008-2010 гг.), потом поработал еще и министром здравоохранения Украины при Порошенко в 2014-2016 гг. И всюду его главным лозунгом был «слом системы наркома Семашко», то есть уход от обязательства государства поддерживать в готовности определенный фонд свободных больничных коек – на случай войны, эпидемии и прочих форс-мажоров. Об этом говорят хотя бы первые слова Квиташвили на посту министра в гройсмановском правительстве радикальных реформ, вынесенные в заголовок «промайдановской» «Европейской правдой»: «Стандартизация по койко-месту – это зло и вредительство». И вот этот-то человек и стал образцом для наших реформаторов из ВШЭ. В своих интервью Ясин и Буракова именно Квиташвили называли отцом самых удачных грузинских реформ – наряду с покойным министром экономразвития Грузии Кахой Бендукидзе и отсидевшим впоследствии в тюрьме за пытки заключенных экс-министром внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили.

 

Европейские корни грузинской деградации

 

Впрочем, перед осуждением системы Квиташвили (а приговор ей вынесла эпидемия коронавируса в Европе, когда от недостатка койко-мест в Италии и Испании врачам приходилось «выбирать, кого спасать, а кого – нет», по выражению немецкого репортера из журнала Der Spiegel) стоит проследить корни «квиташвилизма» – и корни эти окажутся европейскими.

США и ЕС оказались убаюканы многолетним отсутствием на своей территории эпидемий и кровопролитных войн (вооруженные конфликты нынче «вынесены» Западом на периферию – в обезумевшую Украину, в Ливию, в Сирию). Но в условиях грабительского глобалистского капитализма глобальный Запад не стал использовать этот мирный период для удешевления и улучшения медицинских услуг для своего населения. Вместо этого ЕС и США использовали отсутствие непосредственной угрозы населению для сокращения расходов частных и государственных клиник. Целью этого сокращения было увеличить сверхдоходы бизнесменов от медицины.

Сокращение койко-мест (законодательно невозможное при системе Семашко) было плохо и для врачей, и для пациентов. Для врачей – потому что их количество сокращали и в частном, и в государственном секторе. Для пациентов – потому что в случае наплыва больных их просто некуда было госпитализировать.

Сокращение койко-мест – кто его придумал? Автора видели в ВШЭ

Источник фото: gov.spb.ru - Администрация Санкт-Петербурга

Эта реформа уже создавала проблемы во Франции во время эпидемии гриппа в 2017-м году – тогда места в больницах не хватало, но дело удалось замять из-за относительно небольшого количества смертельных исходов. Но весной 2020 года сокращение койко-мест по системе Квиташвили оказалось не просто убийственным (22 тысячи умерших, скажем, в Италии просто негде и некому было лечить). Эта реформа еще и очень дорого обошлась не только по трупам, но и по деньгам – в том числе и глобалистскому бизнесу. Сэкономленные на ликвидированных койко-местах миллионы аукнулись «локдауном» – закрытием практически всех не имеющих отношения к непосредственному жизнеобеспечению видов экономической деятельности. Впервые это сделала Италия в десятых числах марта, а к концу месяца это стало нормальной практикой в большей части индустриально развитых стран мира. Убытки для глобального бизнеса – триллионы, если не десятки триллионов долларов.

 

Не так страшен вирус, как жадность

 

При анализе статистики и истории становится ясно: паника, охватившая мир, связана не столько с уникальной вредностью нового вируса (смертность от него не превышает нескольких процентов), сколько с тем, что 7 миллиардов человек оказались уникально беззащитными перед новой бедой: статистически на тысячу землян сегодня приходится меньше, чем в двадцатом веке больничной площади, врачей и настоящих медиков (то есть людей, способных лечить, а не работать придатками индустрии красоты или здорового питания).

Таковы безумно дорогие последствия ошибок ультралиберальных реформаторов. Бывший политический помощник президента Рейгана, американский консерватор Пат Бьюкенен на страницах издания The American Conservative подсчитал, что смерть одного коронавирусного больного в США сегодня означает увеличение количества безработных в среднем на 1 000 человек и даже больше (с начала эпидемии от вируса умерли приблизительно 42 тысячи американцев, а заявок об объявлении себя безработным в тот же период подано даже более 6 миллионов – по всей стране). А безработные – это новые расходы на пособия плюс новые самоубийства, случаи насилия в семье и т. д.  

И все – от жадности небольшой секты горе-реформаторов. Это становится особенно рельефно ясно не только на итальянских или испанских примерах, но на примере куда более понятной нам деятельности грузинских «варягов» на Украине – всем памятен «десант» приехавших вместе с Саакашвили из грозившей им посадками за воровство Грузии профессионалов-реформаторов: самого Квиташвили, а вместе с ним и будущей главы Национальной полиции Украины Хатии Деканоидзе, замминистра МВД Украины Эки Згуладзе и т. д.

 

Курс на смерть

 

Заступив на пост министра здравоохранения Украины, Квиташвили сразу взял курс на сокращение койко-мест и максимальное вытягивание денег из населения. Оставшиеся койко-места делаются все более комфортабельными и дорогими – так частной или «хозрасчетной» государственной клинике легче заработать деньги на богачах и их капризах (скажем, огромном плазменном телевизоре вместо соседней койки). А во время пандемии потребовалось как раз обратное решение: большое количество койко-мест, пусть и скромных. Пусть без плазменных телевизоров во всю стену, но с просторными изолированными палатами (чтобы избежать перекрестного заражения вирусом в больницах). Эти койко-места должны быть с укомплектованным медперсоналом – чтобы предоставить всем страждущим не такие уж сложные, но спасительные процедуры по ИВЛ.

Сокращение койко-мест – кто его придумал? Автора видели в ВШЭ

Источник фото: Федеральное агентство новостей - Александр Яремчук

В общем, понадобилось все то, что предусматривала действовавшая в СССР с 1920-х годов «система Семашко», названная так в честь ленинского наркома здравоохранения Николая Семашко, – в ней прописывались многие действующие до сих пор в бывшем СССР нормы, включая количество садовников на больницу (да, пространство вокруг медучреждения должно быть зеленым). Но в том-то и дело, что борьбу с этой системой Квиташвили начал еще в Грузии, а сразу по приезде на Украину в 2014 году провозгласил своей главной задачей. Желающие могут убедиться, послушав выступление Квиташвили на Медицинском бизнес-форуме в Киеве, где он изложил свою концепцию реформы медицины – как показала история с коронавирусом, убийственную.

 

Четыре саакашвилиевских удара по медицине

 

Очень многое в этой концепции нам знакомо по российским реалиям – недаром грузинскими реформами восхищались в ВШЭ. Коротко антиреформу по Квиташвили можно изложить так:

  1. Реформы проводят непрофессионалы в реформируемой области (Квиташвили – не врач, а историк; Деканоидзе – не полицейская, а психолог и т. д.). Это нужно, чтобы не было жалко ломать.
  2. Снимаются любые ограничения на прибыли посредников (в случае с медициной это страховые компании, Квиташвили предложил снять имевшийся на Украине «потолок» в 20 процентов на прибыль, призвал переоборудовать ненужные дешевые поликлиники в нужные дорогие хосписы и т. д.).
  3. Беспощадно сокращается персонал, особенно сомневающиеся в оправданности «реформ» профессионалы.
  4. Убираются все санитарные и другие нормы и стандарты, установленные профессионалами. Новые нормы и стандарты определяются финансистами и бизнес-менеджерами – для нормализации минимальных затрат хозяина и максимальной растраты денег клиента.

Впрочем, последний принцип работает до первой катастрофы. Как и все «нормы» непрофессионалов, он отменяется бедой, катастрофой. Коронавирус стал как раз этой бедой. Он напомнил, что вирусология, как и в целом медицина, – это наука, которую «гайдаровцам» из ВШЭ своей «невидимой рукой рынка» лучше не щупать – иначе будет беда. В Италии, США, Швеции им подобные уже пощупали. Результат налицо. 

 

А как у нас?

 

У нас реформаторы типа Квиташвили просто все доломать не успели, так что мы, похоже, успеем выпрыгнуть из вырытой реформаторами ямы мощным русским авральным рывком. Недавно Минздрав РФ отчитался о том, что в стране уже развернуто 78 тыс. инфекционных коек и подготовлено более 47 тыс. аппаратов искусственной вентиляции легких. На 20 апреля количество зараженных в России было как раз 47 тысяч. По счастью, всем им ИВЛ пока не нужны.

Читайте iReactor в Яндексе

Автор:

Источник фото: pixabay.com

Новости партнеров
Отправить сообщение об ошибке?
Ваш браузер останется на этой же странице
Спасибо!