Разрушительная сила микрофинансовых организаций — это «астрономические» процентные ставки. Специально для iReactor экономист Василий Колташов рассказал, к чему приведет запрет МФО и списание долгов заемщикам.

Необходимо ввести запрет на микрофинансовые организации, а для заемщиков осуществить кредитную амнистию. С таким предложением выступил Сергей Миронов, глава партии «Справедливая Россия».

Депутат Миронов назвал популярность микрофинансовых организаций бомбой замедленного действия, которая оказывает негативное влияние на экономику России. По его мнению, «займы до зарплаты» должны быть запрещены, а долги заемщиков аннулированы. В противном случае мошенники и дальше будут пользоваться безвыходным положением граждан.

Они (микрофинансовые организации — прим.ред.) даже в обычных условиях несут только вред обществу, а в кризис благодаря им увеличивается армия бомжей, а общество с огромной скоростью криминализируется. Да так, что всего за несколько лет мы можем скатиться в новые «девяностые», — выразил мнение политик.

 

 

Предложение «Справедливой России» звучит очень громко, красиво, но с точки зрения реализации, это проблематично, заявил глава центра экономических исследований Института нового общества Василий Колташов. Собеседник iReactor напомнил, что за последние годы россияне много раз слышали о громких методах борьбы с деятельностью микрофинансовых организаций. Например, ранее депутаты Госдумы пытались остановить работу коллекторских организаций на территории России. В итоге закон, который вступил в силу 1 января 2020 года, лишь ограничил права коллекторов по взысканию долгов с граждан. Теперь они не могут звонить неплательщикам по ночам и должны встречаться с ними лично не чаще одного раза в день, двух раз в неделю и восьми раз в месяц. Также ограничения распространяются на звонки родственникам должников.

Колташов убежден, что какие-либо запреты никогда не смогут решить проблему мошенничества при выдаче займов. На его взгляд, главная опасность микрофинансовых организаций заключается в большой процентной ставке, а не в самих услугах выдачи займов.

Разрушительная сила микрофинансовых организаций состоит вовсе не в том, что они дают маленькие кредиты, а в том, что они дают их под «астрономические» проценты. Если вы запретите микрофинансовые организации, то просто одалживание, например, от индивидуального предпринимателя другому лицу на основе специального договора все равно будет законным. Людей то запретить нельзя, а процент будет по-прежнему «астрономическим». То есть, говоря иначе, микрофинансовые организации просто перетекут в другую форму, если запретить их как вид деятельности, — обратил внимание Колташов.

Источник фото: Федеральное агентство новостей - Степан Яцко

По этой причине экономист отнесся с недоверием к инициативе депутата Сергея Миронова. Он считает, что российские власти должны разработать закон, предусматривающий ограничения для суммы процентной ставки займа. Тогда количество преступных действий при деятельности микрофинансовых организаций значительно снизится.

На мой взгляд, это предложение звучит во многом спекулятивно. Было бы гораздо честнее говорить о том, что нам необходимо ввести ограничения на размер ссудного процента, допустимого в экономике, — выразил мнение Колташов.

В первую очередь, по словам Колташова, нужно закрепить на законодательном уровне максимальный размер ссудного процента. Проще говоря, определить определенный порог, за превышение которого кредитора ожидает наказание в виде уголовной ответственности.

Просто вводим какой-то уровень процента, выше которого нельзя давать деньги в кредит. Например, при Екатерине II — это было 6%. Но можно ввести более гибкие [ограничения], и привязать процент к ставке Центрального банка (ЦБ). Сказать, что нельзя давать кредит, цена которого превышает на 2% ставку ЦБ. Таким образом, любые кредиты, выданные под больший процент, должны рассматриваться как ростовщичество и подпадать под уголовную статью преследования. То есть нужно идти не в суд, доказывая, что тебя обманула микрофинансовая организация, а в полицию с договором. Вот этот метод был бы эффективным, — объяснил экономист.

Также следует установить запрет на конфискацию имущества в случае задолженности по возврату займа. Так как в большинстве случаев микрофинансовые организации заинтересованы именно в изъятии собственности должника, а не в наживе за счет большой процентной ставки займа.

Что касается самого бизнеса микрофинансовых организаций, то он, конечно, дублирует во многом банки. Но он устанавливает «астрономический» процент и обеспечивает изъятие имущества. То есть зачастую для микрофинансовой организации целью является не процент, а имущество должника. Вот здесь можно было пойти по хитрому пути: сказать, что по такому типу контрактов должник своим имуществом не отвечает. Но с другой стороны какие-то граждане возмутились бы и сказали: «Почему вы лишаете нас права распоряжаться собственным имуществом», — добавил Колташов.

Источник фото: pixabay.com

Несмотря на недостатки предложения Миронова, Колташов нашел в нем долю здравомыслия. Освобождение клиентов микрофинансовых организаций от выплаты долгов, на взгляд экономиста, абсолютно верное решение.

Также следует установить запрет на конфискацию имущества в случае задолженности по возврату займа. Так как в большинстве случаев микрофинансовые организации заинтересованы именно в изъятии собственности должника, а не в наживе за счет большой процентной ставки займа.

Раннее «Известия» писали, что за несколько месяцев — с марта по июнь 2020 года, на которые пришелся пик карантинных мер – 29% заемщиков впервые обратились в подобные организации за микрокредитом. По данным ЦБ, общий объем микрозаймов во втором квартале сократился на 3% — до 213 млрд рублей. Количество заемщиков сейчас составляет порядка 11,5 млн человек.