Топи, бурелом и отчаяние: ночные поиски глазами волонтера "Лизы Алерт"

В России найдется не так много человек, кто бы не слышал о волонтерах "Лизы Алерт" — организации, которая на безвозмездной основе занимается поиском пропавших людей. Каждый попавший в беду может в любое время суток позвонить на горячую линию, рассказав о возникшей ситуации.

Заявки чаще всего поступают от родственников, однако о пропаже могут сообщить друзья или коллеги. Любой сигнал сразу обрабатывается обученными специалистами. Однако перед началом общения с волонтерами нужно сообщить о "потеряшке", позвонив по номеру 112 или написав заявление в полицию.

Топи, бурелом и отчаяние: ночные поиски глазами волонтера "Лизы Алерт"

Дальше определяется разновидность работы — это может быть инфопоиск (если человек за несколько дней до подачи заявки), городской (если "пропажа" произошла в зоне поселения) или лесной поиски. Последний относится к самой сложной категории.

Каково это, на добровольной основе участвовать в поисковых работах в лесном массиве среди ночи? Журналист iReactor "примерил" на себя роль рядового волонтера и поделился впечатлениями об опыте лесного поиска, который является рутиной для "Лиза Алерт".

 

Двое суток в лесу

 

Началось все с сообщения, которое разошлось по всем социальным сетям. 11 июня появились первая информация о начале поисков Просвирякова Геннадия Александровича 1949 года рождения. 72-летний пожилой мужчина пропал в поселке Симагино Выборгского района Ленобласти. На тот момент еще была надежда найти его бродящим по садоводству.

Топи, бурелом и отчаяние: ночные поиски глазами волонтера "Лизы Алерт"

В тревожном чате в Telegram, куда оперативно поступает информация об организации выездов, волонтеры начали отписывать о готовности принять участие в поисках. Добровольцев будто подстегнуло сообщение о том, что дедушка пропал накануне. То есть, с 11 на 12 июня – вторая ночь, когда дедушка с развивающийся деменцией должен был плутать в лесу.

На поиск #Просвирякова очень нужны люди! Очень нужны СПГ и СП (старший поисковой группы и старший поиска, — прим. ред.), нужны лесные группы. Сегодня проделана колоссальная работа, получены достоверные свидетельства, позволяющие сузить область поиска. Сегодня у дедушки вторая ночь в лесу. Мы еще можем успеть. Давайте поднажмем, — написала администратор чата Катя Гайка.

На зов откликнулись около 10 человек, при том, что это было начало длинных трехдневных выходных. Картина кардинально отличалась от того, когда объявляются выезды на детские поиски. Там за короткий срок набирается несколько десятков добровольцев.

 

Мертвая точка и первые сюрпризы 

 

Штаб в Симагино нашелся достаточно просто. Во избежание недоразумений опытные добровольцы публикуют координаты, которые легко можно забить в навигатор или приложение в телефоне. На улице стояло несколько автомобилей и пара-тройка волонтеров в в ярко-оранжевых куртках. Слишком мало для масштаба предстоящей работы.

Как выяснилось, поисковая работа не начинается немедленно по приезду каждого волонтера. Иногда приходится ждать координатора или старшего на месте (СНМ), которые могут отлучиться по важным делам. В тот день деятельность застопорилась из-за работы кинологов.

Топи, бурелом и отчаяние: ночные поиски глазами волонтера "Лизы Алерт"

Специалисты с собаками пытались взять след Просвирякова в лесу. Собравшиеся добровольцы не должны были сбить животных с толку, случайно перебив запах. Поэтому до отправления в лес выполнялись побочные, но не менее важные задачи. Например, нужно было съездить на другой конец поселка, чтобы забрать флешку у местных жителей, где была записана съемка с видеорегистратора.

В объектив гаджета предположительно попал дезориентированный дедушка, и ролик мог бы помочь отследить направление движения, чтобы сузить зону поисков. Позднее выяснилось, что следы старика вели в лес. Он вышел из дома в магазин, но перепутал повороты. Такое поведение, к сожалению, типично для людей с прогрессирующей деменцией.

Приблизительно через час ожидания дело сдвинулось с мертвой ночки. На место прибыла девушка, которая зарегистрировала прибывших, разбив всех на группы. Каждый доброволец рассказал, на какое время он готов остаться, и, исходя из этих данных, сформировались задачи. "Лиза Алерт" рада любой помощи, даже если человек приезжает на пару часов.

Некоторые волонтеры были готовы остаться "до победного", несмотря на усталость после рабочей смены. Новички, в основе своей, готовы были уделить 5-6 часов на поиски.

Я попала в группу "Лиса-4", в состав которой вошли еще 6 человек. На сложившийся "коллектив" было два опытных поисковика, ставшие старшими в группе. Организаторы поисков выдали каждому требуемое оборудование: специальные легкие, но очень мощные фонари, 2 пары аккумуляторов и компасы. Никаких росписей и залога не понадобилось – все работают на доверии.

Добровольцы выстроились, выслушали инструктаж, прошли короткое обучение. Проверили наличие бутылки с водой – обязательный атрибут поисковика, средств связи и вбитых номеров телефонов координатора, инфорга и старшего по группе. После этого была дана команда "выходим", и семь человек двинулись по садоводству. Начался дождь.

 

Первые ошибки

 

Надо отметить, что днем и вечером погода была очень теплая. Во время сборов на поиски не хотелось думать о теплых кофтах, куртках и, тем более, резиновых сапогах, коих в распоряжении не было. Выбор был сделан в пользу кроссовок, о чем в последствие пришлось пожалеть.

Поначалу путь был легким: белые ночи, достаточно светло, на плечах куртка, не пропускающая воду. Потом закончился широкий проезд, подсыпанный гравием, и началась неосвещенная тропинка. Пришлось включить фонари и стараться не сбиться с бодрого темпа ходьбы. Позже закончилось то, что хоть как-то напоминало дорогу.

Топи, бурелом и отчаяние: ночные поиски глазами волонтера "Лизы Алерт"

Именно в этот момент дождь стал проблемой. Вся земля, трава и кусты оказались очень мокрыми. Участок просеки у ЛЭП щедро делился влагой, которую жадно вбирала в себя одежда. Поскользнуться и упасть казалось очень зазорным, ведь это задержит всю группу.

Спустя 20 минут группа дошла до места, определенного координатором. На три часа предстояло прочесать квадрат размером 250 на 250 метров. Задание казалось ерундой, пока дело не дошло до реального поиска.

Предполагалось, что Просвиряков на вторые сутки скитания в лесу потерял силы, и вряд ли смог бы среагировать на отклик — вид поисков, когда волонтеры делятся на группы по два человека, и зовут заблудившегося в расчете на ответ. Вероятнее всего, дедушка мог находиться в истощенном состоянии, и, вполне возможно, без сознания.

 

Риски утонуть 

 

"Лисе-4" было дано задание прочесать участок в поисках пропавшего. Старик мог укрыться от дождя в кустарнике или случайно упасть в топь, поэтому волонтеры должны были внимательно осмотреть каждый клочок земли. Выстроившись в линейку, чтобы видеть "ботинок рядом идущего", группа двинулась вглубь участка, освещая путь фонариками.

Первые 20 минут прошли быстро. А потом случился болотистый участок местности. Ноги в легких кроссовках провалились сразу по колено в зыбучую холодную воду, не оставив ни единого шанса провести поиски в сухости и тепле.

Топи, бурелом и отчаяние: ночные поиски глазами волонтера "Лизы Алерт"

От неожиданности вырвался вскрик. Так как от меня не прозвучало команды "стоп" — по мановению этого слова останавливается вся группа — добровольцы пошли дальше, попутно с легкой иронией спросив, зачем мне пришла в голову идея утонуть. Старший группы посоветовал вылезти из топи и обойти опасный участок слева, тщательно осветив воду фонариком.

Пара проходок по вырубленной для ЛЭП территории, и добровольцы под руководством старших отправились в лес. Поиски вовсе не похожи на приятную прогулку за грибами, хоть под ноги также тщательно нужно смотреть. Вряд ли даже фанатичному добытчику лесных даров придет в голову искать подберезовики и сыроежки в густом кустарнике, ельнике и прочем буреломе, стремящемся наказать чужаков за вторжение.

Между собой волонтеры практически не разговаривают. Иногда группа останавливается, чтобы скорректировать путь или подождать кого-то запутавшегося в чаще леса. В команде "стоп", как выяснилось, нет ничего постыдного: все без малейшего осуждения будут ждать того, кто отжимает носки от воды или меняет батарейки в фонарике.

За волонтером также не будут проверять то, насколько тщательно был осмотрен участок. Все основывается на личной ответственности и совестливости каждого. Необходимо помнить, что, обойдя дебри стороной, можно пропустить, например, часть одежды пропавшего, которая может указать, в каком он шел направлении. Не говоря уже о необнаруженном в каком-нибудь овраге бездыханном теле.

 

Доведенные до отчаяния 

 

Знакомые с работой "Лизы Алерт" приблизительно знают, что поиски в лесу вести непросто. Но мало кто представляет, насколько. Сучки на деревьях царапают лицо, стремясь угодить в глаза. Под ноги из густой темноты (не помогают даже белые ночи) то и дело неожиданно попадают незапланированно появившиеся ямы и кочки, на которых очень легко, как минимум, подвернуть ногу. Как максимум, может понадобиться отдельный отряд для эвакуации не потерявшегося, а волонтера, пришедшего на поиски неподготовленным.

Топи, бурелом и отчаяние: ночные поиски глазами волонтера "Лизы Алерт"

О кроссовках и открытой одежде нужно забыть раз и навсегда, какой бы теплой погода не казалась. Для похода в лес нужно выбирать высокие резиновые сапоги, а лучше — треккинговую обувь с фиксацией голеностопа. Это снизит шансы сломать себе ногу или быть укушенным змеей, которых в российских широтах хватает.

На каждый выезд также необходимо брать репеллент от комаров и клещей из расчета баллончик на человека. На упаковках часто пишут о действии чуть ли не в 24 часа, однако во время лесных поисках эффекта хватит, в лучшем случае, на час. Комары, живущие в высокой траве и кустарнике, вероятно, редко видят людей. Взмокший доброволец – лакомый кусочек для огромных лесных кровососущих насекомых, роящихся вокруг плотной тучей.

Однако ни что не сравнится с легким чувством отчаяния, появляющегося через несколько часов после поисков. Взгляд цепляется за примятую траву, неприметные следы, поломанные ветки и так далее. Ищешь любую подсказку, которая вот-вот должна привести к "потеряшке". Однако этот момент все никак не наступает. Энтузиазм сменяется робкой надеждой. Потом наступает период легкой безысходности, ведь затрачено так много сил, а видимого результата нет. В этот момент необходимо помнить, что работа по исключению какой-либо территории необходима, ведь она сужает круг дальнейших поисков.

 

Быть готовым к печальному исходу 

 

Летом рассвет в Ленобласти наступает очень быстро — в 4 часа утра на открытых участках даже не требуются фонарики. Однако в лесу по-прежнему темно. Отведенное на поиски время заканчивается, но задача до конца не выполнена. Старшие группы просят сделать еще пару-тройку проходок, потратив на это около получаса, чтобы исключить еще немного территории с гигантского участка леса.

Плюс-минус 30 минут погоды не делают, поэтому уже привычным шагом прочесываются несколько десятков квадратных метров. Дойдя до знакомой тропинки, ведущей к садоводству, волонтеры сдают фонарики, аккумуляторы и компасы старшему группы. Прощаемся с теми, кто остается искать "до победного", задаваясь вопросом, где пределы этого "победного": когда дедушка будет найден или силы закончатся выбираться из очередного оврага?

Обратный путь по тропинке кажется легким, несмотря на 3,5 часовое ползание по таким местам, где бы леший заблудился. На месте сбора нужно предупредить об отъезде. Координатор напоминает, что нужно написать инфоргу о благополучном возвращении домой. В противном случае опытные специалисты потратят время на прозвон и последующую организацию поисков забывчивых добровольцев.

Топи, бурелом и отчаяние: ночные поиски глазами волонтера "Лизы Алерт"

Просвирякова Геннадия Александровича 72 лет до сих пор не нашли. В соцсетях и тревожном чате в Telegram еще несколько раз звучали призывы для новых выездов. Потом пришло сообщение, что "штаб свернут", и ресурсы "Лизы Алерт" были направлены на инфопоиск. Изредка всплывают просьбы, адресованные опытным добровольцам, приехать в Симагино для "выполнения автономных задач" с проверкой того или иного участка. "Быть готовым к печальному исходу", — как правило эта отнимающая надежду на благополучный итог приписка присутствует в текстах. Тем не менее, тело до сих пор не найдено, а значит, есть шанс, что добровольцы "Лизы Алерт" найдут потерявшегося дедушку.

Автор: