"Никогда в жизни не было так спокойно": Анастасия Галашина о стрельбе в финале Олимпиады

Россиянка завоевала серебряную медаль Олимпиады в Токио.

Эта новость буквально взорвала российские СМИ 24 июля в 05:16 по мск. Шутка ли — первая медаль Олимпиады отправилась в копилку российской сборной. А принесла ее Анастасия Галашина. В финале упражнения "стрельба из пневматической винтовки на 10 метров" 24-летняя спортсменка стала второй.

Карьера уроженки Ярославля началась со стрельбы из обычной "переломки" на даче у дедушки. Потом, по совету отца, 12-летняя Настя записалась в секцию пулевой стрельбы. В 14 лет девушка уже имела звание мастера спорта России. В 17 — мастера спорта международного класса.

Попадание в национальную сборную, медали чемпионатов России, Европы, мира. И вот, несколько дней назад Анастасии Галашиной не хватило 0,8 очка, чтобы обойти ближайшую соперницу, китаянку Цянь Ян, и стать олимпийской чемпионкой. Однако сама Настя смотрит на это философски. Ведь пулевая стрельба не только "привела" девушку к олимпийскому серебру, но и сформировала ее характер, и даже "познакомила" с супругом.

О звонках близким из "пандемийного" Токио, любимом талисмане и появившемся в соцсетях втором "муже" Анастасия Галашина рассказала корреспонденту iReactor.

— В одном из интервью ты рассказывала, что с винтовкой тебя впервые познакомил дед. В твоем роду были стрелки?

— В моей семье стрелков не было, только папа стрелял в далеком детстве. В то время такие секции существовали при каждой школе — в подвале был тир, ходили стрелять, сдавали ГТО. В целом спортсменов такого уровня в моей семье нет.

— Хотела бы основать династию и отдать своих будущих детей в стрелковый спорт?

— Не хотела бы основывать стрелковую династию, потому что считаю, что ребенок сам должен захотеть куда-либо пойти заниматься — насильно никого заставлять не буду. Наверное, мне бы даже не хотелось, чтобы он (ребенок, — прим. ред.) занимался стрельбой и любым другим видом спорта профессионально. Потому что я буду сильно переживать, как любая нормальная мама. Все-таки профессиональный спорт — это не про здоровье. Но препятствовать его выбору не буду.

— Если посмотреть запись финала, то по твоему лицу видно, что ты полностью отключена от внешнего мира. Как контролируешь уровень своего адреналина — есть ли какие-то упражнения? Были ли на начальных этапах проблемы с трясущимися руками?

— Я плотно занимаюсь с двумя психологами. Татьяна Огородова из Ярославля знает меня с 14 лет, мы плотно работаем с этого времени, и она стояла в начале моего пути. Заложила фундамент того, как нужно выходить на старт, о чем думать, как правильно строить свою программу, как правильно анализировать и провальный, и хороший старты, как формулировать нужные контрольные фразы, которые будут мобилизовать. Второй психолог — это Ирина Белкина. С ней я с того момента, как попала в сборную (России, — прим. ред.), с юниорского состава. Сейчас она, к сожалению, не работает в сборной, но мы поддерживаем с ней общение.

Единственное упражнение, которое помогает успокоиться, это дыхание. Если правильно дышать, то можно на раз-два успокоить свое сердцебиение. В финале Олимпиады мне было так спокойно! Еще никогда в жизни не было так спокойно. Я настолько погрузилась в себя, в свои мысли, в то, что хочу сделать выстрел как можно лучше. Я думала только об этом. Единственное, пару девяток пропустила по ходу финала, но ничего не дрогнуло внутри. Но на последнем выстреле меня накрыло, я его смазала — мысли уже пошли не те, концентрация потерялась. Самое главное — это фокус на себе.

"Никогда в жизни не было так спокойно": Анастасия Галашина о стрельбе в финале Олимпиады
instagram.com  /  anastasiia_galashina

— Твой тренер, Анна Ивановна Малухина, тоже становилась призером Олимпийских игр. Она рассказывала тебе о своем выступлении на Олимпиаде? Давала какие-то подсказки?

— Анна Ивановна является моим вторым тренером. Мы с ней работаем с 2015 года. А первый мой тренер — это Самухина Светлана Александровна. К ней я пришла заниматься, и до сих пор она мой личный тренер. С Анной Ивановной мы разговаривали про Олимпиаду, но не перед моим выездом (в Токио. — Прим. ред.), это было давно. Я спрашивала не конкретно про Олимпиаду, а про старты в целом. Она много рассказывала, но я считаю, что это не нужно проецировать на себя — это опыт другого человека. Я ради интереса спрашивала про Олимпиаду и у Татьяны Владимировны Голдобиной, главного тренера сборной, и у Владимира Исакова, тренера пистолетной группы.

Перед выездом мы с Анной Ивановной разговаривали, конечно. Она мне сказала, чтобы я сбрасывала с себя лишнюю ответственность, лишний груз, и просто насладилась большим спортивным праздником. Она в меня верила, как и Светлана Александровна.

"Никогда в жизни не было так спокойно": Анастасия Галашина о стрельбе в финале Олимпиады
Анастасия Галашина  /  vk.com

— Что сказала тебе Анна Ивановна после финала? Как прокомментировала последний выстрел?

— Анна Ивановна никак не прокомментировала последний выстрел, она меня поздравила с серебром. Можно сказать, что это моя победа. Я ей сказала про последний выстрел, но она ответила, что совершенно не нужно переживать. Это бывает, это нормально, это спорт. Все говорят, что я упустила золото… Китаянка хоть и дрогнула, но попала больше, чем я. Значит, она была сильнее в этот момент. Я отношусь в этому спокойно, Анна Ивановна отнеслась к этому спокойно. Нужно сделать выводы и идти дальше.

— Есть миф, что "после Олимпиады уже ничего не страшно". Зависит ли уровень волнения от ранга соревнований? Уже известно, когда состоится твой следующий старт?

— Отдыхать я буду полгода. Тренировки подключу в какой-то момент, потому что я не смогу столько не тренироваться, да и это будет необходимо, чтобы входить в форму. Муж говорит то же самое, что после Олимпиады все, но нет. Конечно, Олимпиада — это уникальное соревнование. То, что со мной происходило перед стартом и после него… такого никогда в жизни не происходило. Думаю, что буду волноваться на каждом старте, потому что если нет волнения, то с человеком что-то странное происходит. Я нормальный живой человек, поэтому волнуюсь даже на российских соревнованиях, которые не идут в отбор.

— Как изменилась твоя жизнь за эти три дня? Уже поступали предложения сняться в рекламе или, например, выйти замуж?

— В моей жизни появилось много незнакомых мне людей. Все пытаются поддержать и поздравить, это очень приятно. Поступают предложения об интервью, я стараюсь не отказывать, но просто не могу разгрести сообщения в соцсетях. Времени нет — когда приеду домой, буду этим заниматься. Предложений по рекламе пока не было, выйти замуж тоже — все-таки я замужем! Но муж скидывал какой-то пост в ярославском паблике. Там выложили мою фотографию, подписали, что я взяла серебро. А кто-то написал: "Это моя жена, я ей горд". Это неправда, но мы посмеялись.

— Насколько нам известно, твой муж тоже занимался пулевой стрельбой. Вы до сих пор вместе ездите по соревнованиям, на сборы? Он поехал с тобой в Токио в качестве группы поддержки?

— Да, муж занимался стрельбой. Он мастер спорта международного класса, мы были с ним вместе в юниорке. После юниорки он закончил со спортом, а потом стал тренером в сборной по общей физической подготовке. У нас даже были общие сборы — он ездил и на стендовую стрельбу, и на пулевую. Мне это здорово помогало, потому что я очень сильно скучаю, и он скучает. Но хорошо, что мы друг друга понимаем — он знает, что такое сборы и соревнования, поддерживает меня.

Он очень хотел поехать в Токио, но не смог из-за пандемии — нет никакого смысла приезжать. Если бы он приехал, ему нужно было бы сидеть две недели на карантине, а на объекты болельщиков не пускают. Пускают только прессу и волонтеров. В Олимпийскую деревню он бы тоже не прошел, а я не смогла бы выйти, потому что из деревни мы выезжаем только на спортивные объекты. Нам даже запрещено выезжать на другие объекты, чтобы поболеть за наших в других видах спорта. Но я постоянно чувствую поддержку мужа, родителей — мы на телефоне. Чуть что, я им сразу звоню.

— Есть ли какой-то талисман или вещь, которую ты берешь с собой на каждый выезд?

— На самом деле у меня много талисманов, но расскажу про один. Мы с мужем очень давно вместе, в 2014 или 2015 году он подарил мне игрушку — лемура. Так повелось, что я ее везде с собой таскаю. Мне уже 24 года, взрослая девушка, какие там игрушки? Но я даже спать не могу без него. Не потому что это что-то родное, а потому что без него неудобно (смеется).

— Как думаешь, отремонтируют ли тиры Ярославля и обеспечат ли экипировкой и оружием ярославских стрелков после твоего успеха на Олимпиаде?

— Я сама еще ни с кем на эту тему не разговаривала. Но супруг сказал, что думают над тем, чтобы полностью укомплектовать один из тиров, и пневматический, и малокалиберный, электронными установками. Я надеюсь, что и ремонт сделают, потому что это необходимо.

— Готова ли ты сама стать тренером?

— Очень тяжелый для меня вопрос. Это очень энергозатратная и волнительная работа. Одно дело, когда ты сам выступаешь, волнуешься. Но когда за кем-то смотришь, это в сто раз хуже, чем выступать — переживаешь все вместе со спортсменом. Кажется, что ты сам там находишься, стреляешь, но ничего сделать не можешь. Это ужасно! Я хочу выступать дальше как спортсменка, и смогу ли я вторую половину своей жизни провести в таких переживаниях, не знаю.

Но опыт свой мне очень хочется передавать. Даже есть такие моменты в тире, когда меня детки маленькие о чем-нибудь спрашивают, мне хочется все-все-все отдать, рассказать, показать. Я вижу, что им интересно, они прислушиваются. Очень классно видеть, что я реально помогаю.

Автор: