Санкции, политическое давление и другие препятствия, что стояли на пути газопровода «Северный поток — 2», в материале iReactor.

Россия возвела газопровод «Северный поток — 2», для того чтобы перенаправить экспорт нефти и газа в Европу с транзитных маршрутов, которые проходят по территории некоторых постсоветских республик и бывших стран-сателлитов. Об этом аналитик нефтерынка Джулиан Ли написал в своем тексте, опубликованном в издании Bloomberg.

По мнению обозревателя, после распада СССР Москва оказалась в зависимости от постсоветских республик, на территории которых расположены российские газопроводы.

Отношения Москвы со многими из этих стран менялись, и далеко не в лучшую сторону с точки зрения России. По этой причине в государстве намерены положить конец своей зависимости от подобных связей, — написал Ли.

Автор текста предположил, что «Северный поток — 2» позволит РФ решить эту проблему. Джулиан Ли также связал попытки давления на Москву с нежеланием некоторых стран менять устоявшиеся правила игры. Именно с этим могут быть связаны препятствия, встававшие на пути «СП-2», которых за время строительства проекта было огромное множество.

Самые первые попытки помешать проекту были продемонстрированы Данией, через воды которой проходил маршрут. Экологическая экспертиза газопровода «Северный поток — 2» была согласована на 3 апреля 2017 года, однако Копенгаген всячески затягивал сертификацию. Только 30 октября 2019 года датскими властями было выдано разрешение на прокладку маршрута длинной 147 километров к юго-востоку от острова Борнхольм.

Процедуры заняли два с лишним года. К моменту подписи соглашения остальные подводные части ГТМ уже были достроены. Препятствия были косвенные и поддерживались борцами за экологичность. В итоге со стороны проекта были сделаны крупные взносы для улучшения экологии на территории «СП-2» и вокруг него.

Первые запреты на ведение дел с ГТМ со стороны основного противника газопровода и конкурента, пытающегося продавать в Европе сжиженный газ, — Соединенных Штатов, — были анонсированы 17 декабря 2019 года. В этот день американский сенат одобрил законопроект военного бюджета на 2020 год. В нем был пункт, обязывающий ввести санкции против газопровода «Северный поток — 2», поскольку тот якобы угрожает европейской безопасности.

Спустя три дня президент США Дональд Трамп подписал военный бюджет, который привел к немедленному вступлению в силу санкций в отношении газопроводов «СП-2» и «Турецкий поток».

Трубоукладочный флот швейцарской компании Allseas, проводившей работы по прокладке трубопровода в Балтийском море, был вынужден прекратить прокладку ГТМ. В России обратили внимание, что без необходимых кораблей сроки прокладки магистрали будут сдвинуты, но это не сможет помешать реализации проекта.

Из-за американского давления международная группа клубов взаимного страхования судовладельцев IG P&I 23 сентября 2020 приняла решение не предоставлять страховку кораблям, выполняющим укладочные работы для строительства магистрали «Северный поток — 2».

Когда прочие меры сдерживания не принесли желаемого результата, США расширили санкции в отношении РФ, включив 23 января 2021 года в «черный список» достраивающие «СП-2» трубоукладчика «Фортуна» и российскую компанию KVT-RUS.

Новые санкции против газопровода были введены администрацией США 20 августа 2021. На этот раз в списке оказались одно судно и две российские компании. Президент США Джо Байден, сменив на посту Трампа, также подписал исполнительное распоряжение по давлению на проект.

Даже среди европейцев далеко не все поддерживают борьбу Вашингтона против «СП-2», осознавая экономическую выгоду от газопровода. Однако кто до последнего остается на стороне американцев, так это Украина и Польша.

Варшава 7 октября 2020 года оштрафовала «Газпром» за «Северный поток — 2» на рекордные шесть с половиной миллиардов евро. В отечественной газовой компании законным этот штраф не признали. В настоящий момент «Газпром» судится с Польшей. Аналитики сходятся во мнении, что решение польского регулятора UOKiK — лишь «показательное выступление». Единственное, что реально затормозило проект, американские санкции от декабря 2019 года.

Президент Украины Владимир Зеленский в свою очередь заявил, что «Северный поток — 2» якобы является угрозой. Зеленский назвал проект «неприемлемым».

Экс-глава правления украинского «Нафтогаза» Андрей Коболев также пытался помешать ГТМ и призывал США без промедления распространить действие санкций на все фирмы, связанные с «Северным потоком — 2», поскольку в противном случае Россия сможет обеспечить себе доминирующее положение на газовом рынке и злоупотреблять им. Запад к словам Коболева остался глух.

В свое время Соединенные Штаты работали над созданием целой коалиции против завершения строительства подводного газопровода.

Мы надеемся, что газопровод «Северный поток — 2» не будет достроен. В настоящий момент мы работаем над созданием коалиции, чтобы этого не произошло, — заявил в интервью немецкому изданию Bild госсекретарь страны Майк Помпео 21 сентября 2020 года.

Помпео не назвал предполагаемых союзников в коалиции, однако последовательными противниками ГТМ выступали Варшава и Украина.

Наблюдаются спланированные провокации с использованием рыболовецких судов и военных кораблей, подлодок и самолетов, — заявил Минин.

Весной, 28 марта 2021 года, неподалеку от трубоукладочного судна «Фортуна» была зафиксирована подлодка. Ее работа, как уверяют в компании Nord Stream 2 AG, могла вывести из строя всю систему якорного позиционирования баржи, а также привести к аварийному повреждению подводных нитей трубопровода.

Американское издание The Wall Street Journal (WSJ) в ноябре 2020 года выпустило разгромную статью, из которой следовало, что украинские лоббисты на протяжении минимум четырех лет проводили «закулисную» работу с членами Конгресса и президентской администрацией против «СП-2».

В американской прессе пришли к выводу, что именно эти усилия могли поспособствовать новым санкциям против ГТМ. В лоббистике были замечены уполномоченный «Нафтогаза Украины» по работе с правительством Вадим Гламаздин и сотрудник Совета национальной безопасности украинского государства Александр Харченко. Они отправляли письма высокопоставленным чиновникам с предложением моделей давления на отечественную магистраль.

Проект ГТМ должен быть сдан в 2022 году. Россия поставила для Германии дедлайн по срокам реализации проекта «Северный поток — 2». Постоянный представитель РФ при Евросоюзе Евгений Чижов назвал финальным сроком 9 января 2022 года. К этому моменту многострадальный трубопровод должен получить разрешение начать работу, но что будет, если этого не произойдет?

Специалисты предполагают, что Европа в этом случае навредит сама по себе, поскольку энергетический кризис открывает перед РФ уникальную возможность. Прекращение поставок газа из РФ всего на четыре месяца способно стать ударом по всей социально-экономической сфере Старого света.

Такое решение чревато непредсказуемыми последствиями, однако может расцениваться как самая хлесткая ответная мера Москвы на санкционное давление.

Несмотря на все вышеперечисленные попытки мешать «Северному потоку — 2», магистраль была достроена и наполнена техническим газом силами РФ и партнеров. Газопроводу осталось только пройти сертификацию. Изначально немецкий регулятор примет проект решения, а позже свою оценку даст Еврокомиссия. Эксперты не исключают, что и в финальном пункте могут быть продемонстрированы попытки помешать работе газопровода. Из этого следует, что основная баталия против проекта может разворачиваться в самом скором будущем. Помочь России смогут союзники.

В число сторонников проекта входят государства, инвестировавшие через энергетические компании в строительство газопровода. Страны в перечне или получают доходы от участия их компаний в строительстве, либо обеспечивают его заказами на газопоставку.

«Северный поток — 2» активно поддерживают в Австрии, Франции и Германии. Эти страны пытаются избежать растущих затрат на платежи странам-транзитерам и обеспечить своим гражданам доступ к более дешевым и экологичным источникам энергии.

Также ГТМ поддерживают на разных уровнях Британия, Нидерланды, Чехия, Финляндия, Мальта, Норвегия и сменившая свое отношение к проекту Словакия. Все эти государства через коммерческие компании могут поддерживать магистраль.