Узбекистан намерен присоединиться к общему энергорынку ЕАЭС, что в числе прочего укрепит его связи с РФ и союзниками. Но такой расклад противоречит интересам США и Европы, поэтому скоро они начнут «вставлять палки в колеса» официальному Ташкенту.

Интеграцию Узбекистана с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) активно обсуждают в политических и экспертных кругах не первый год. Зимой 2020 года республика получила статус наблюдателя, а сейчас Ташкент, согласно заявлению министерства энергетики РУз, рассматривает возможность присоединения страны к общему энергетическому рынку ЕАЭС.

Более устойчивой будет та система, в которой страны или регионы взаимосвязаны друг с другом электросетями - уверен ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович. И хотя сейчас Узбекистан является частью Объединенной энергосистемы Центральной Азии (ОЭСЦА), которая связывает его с Киргизией и югом Казахстана, после январского блэкаута Ташкент рассматривает перспективы присоединения к новой более современной (в техническом плане) системе, а именно к энергорынку ЕАЭС.

«У нас есть пример Казахстана, северная часть которого работает в связке с РФ, а южная в системе ОЭСЦА. Когда в январе произошла крупная авария, северная часть сумела преодолеть блэкаут, в то время как Южный Казахстан остался без электричества. Поэтому по большому счету имеет значение не только интеграция энергетической сети, но и состояние инфраструктуры, причем не только у себя, но и у партнера», - рассказал энергетик.

Присоединение к общему энергетическому рынку ЕАЭС откроет Узбекистану доступ к общим ценовым механизмам и облегчит вопрос взаимных инвестиций, создав новые возможности продажи энергоресурсов.

«Это значит, что если вы приезжаете в другую страну, то можете продать свой товар легко и без дискриминации в пользу местных продавцов. В этом и перспективы будущего энергорынка. Можно требовать доступ к магистральным газопроводам и нефтепроводам, потенциально облегчая себе выход в другие регионы», - пояснил Митрахович.

Однако у такого сценария есть свои недоброжелатели. Запад является противником интеграции Узбекистана с ЕАЭС и Россией. Чем больше у России связей в политике и экономике со странами Центральной Азии, тем больше они будут зависеть друг от друга, и тем меньше - от внешних игроков вроде Америки и Европы.

«Запад не приветствует максимизацию связей между Россией и странами Центральной Азии. Вполне возможно, что он будет вставлять палки в колеса по мере появления новых проектов. Он попытается отговорить Узбекистан от интеграции с ЕАЭС, вполне возможны новые интриги», - заключил энергетик.

В подтверждение мнения эксперта на прошлой неделе в СМИ появилась информация о том, что скандально известная в России организация OCCRP, которая действует с поддержки спецслужб США и финансируется фондом Сороса (Генеральная прокуратура РФ признала деятельность соросовских организаций на территории РФ нежелательной), готовит информационную атаку против команды президента Шавката Мирзиёева и системообразующих предприятий Узбекистана. Как заявляет источник из администрации президента, сближение Москвы и Ташкента нервирует западные правительства, поэтому Госдеп готовит серию провокаций, рассчитывая на то, что это заставит Узбекистан пересмотреть свои взгляды на интеграцию с ЕАЭС.

«Запад, с одной стороны, не хочет по-серьезному вкладываться в Узбекистан, а с другой - мечтает отодвинуть в сторону Россию и Китай. Информационные атаки и репутационный удар по Ташкенту в этом случае - любимый и давно обкатанный способ затормозить инвестиционное развитие государства, голословно обвинив высших чиновников в коррупции», - рассказал источник в администрации президента Узбекистана.

Шантаж надуманными разоблачениями «независимых» журналистов - обкатанное оружие адептов цветных революций. Остается гадать, на кого будет направлен первый удар OCCRP - против семьи главы государства или кого-то из ближайших соратников из администрации и правительства.