Добавить в избранное
Инфореактор
Войти через социальную сеть
Вконтакте Facebook
или
Войти
О насО нас Предложить материал Вопросы
iReactor +79095816425
Россия Малоохтинский проспект, 68, корпус 4 195112
ВКонтакте
Facebook
Твиттер
Одноклассники
Наш канал в Telegram
RSS

Государство №41 и большие люди

18:29 28.09.2015 579

Государство №41 и большие люди
Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Для этого нужно пройти по ссылке и нажать кнопку Join.

В историях про фильм «Маленький большой человек» пишут, что для убедительности, чтобы сыграть столетнего старикана, Дастин Хоффман проводил в кресле гримёра до пяти часов подряд, а «скрипучий» стариковский голос получал после того, как «в течение часа душераздирающе орал у себя в гардеробной». Ещё пишут, что известность Томас Бергер получил после выхода романа «Маленький Большой Человек» в 1964 году, хотя всего их у него больше двадцати, а на русском вышел только этот. И этот, ставший знаменитым, вскоре был экранизирован Артуром Пенном (в 1970-м году).

Книга о бледнолицем — мальчишке, воспитанном в племени шайеннов, ставшем одновременно белым американцем и краснокожим аборигеном. Даже перешагнув столетний рубеж, он оставался человеком двух культур. Казалось, что застрял между ними, став лишним и там, и там, но к концу романа понятно, что герою повезло. Многие пытались слиться, но мало кому удавалось. Этому старику удалось.

Думая о перспективах Новороссии, каждый человек, собравший в памяти некий виртуальный архив историй, неизбежно попытается найти аналоги и понять, могут ли они помочь. Никто не будет спорить с тем, что лучше учиться на чужих ошибках. Многие специалисты сходятся во мнении, что борьба с националистическим подпольем в хрущовские времена была прекращена волюнтаристски преждевременно. Для тех, кто жил на Украине в 60-80-е годы понятия украинизация, русско-украинская неприязнь, насмешки, наряду с подлинным смешиванием, ощущением одного народа, одной судьбы — всё это не пустой звук.

Новороссам, к счастью, не понадобится актёрствовать, изображать старческий голос и сидеть полдня в кресле гримёра. Новороссам досталась задачка посложнее.  И вот теперь, представляя, как могла бы наладиться жизнь, когда украинский олигархо-паханат падёт, а военной силой извне вмешиваться не понадобится, приходится опираться на мировой опыт. Тут встречают горькие моменты и ловушки. Прежде, чем состоится переход от недоверия, ссор и обвинений к общему полезному делу, предстоит усвоить, что способность мирно сосуществовать у всех разная.

Кто-то ради будущего мира сможет не поминать старое, кого-то понадобиться ставить в жёсткие дисциплинарные условия. В советское время кичиться национальностью было просто не принято — это выдавало дурное воспитание и нездоровый характер. Сейчас мы видим четверть века архаизации украинского общества, распавшегося на запуганных и запугивающих, лгунов и обманутых, жертв и палачей, рабов и господ. 

Для возрождения родства понадобится пройти путь, похожий на немецкий (распад на ФРГ и ГДР, обратное слияние с адаптацией), турецко-греческий (переселение турок из Греции и греков из Турции, репатриация, адаптация), есть примеры размежевания и непримиримости (Кипр). Есть армяно-азербайджанские противоречия, испортившие отношения на очень долгие годы. Есть, в конце концов, распад на белых и красных, а сто лет на преодоление пропасти, разделившей народ, уже позади. Складывается впечатление, что создание Новороссии будет возможно только тогда, когда все участники процесса поднимут и удержат планку справедливости на такой высоте, какой на Украине очень давно не видели, если видели хоть когда-нибудь.

В романе старик, усыновлённый когда-то индейцами, подлинный «маугли», впитавший иные основы жизни, а не сказочный ребёнок-волчонок, к концу жизни был одинок. Роман занял особое место на полке вестернов, поскольку стал своеобразным диагнозом американскому обществу — культура захватчиков не способна на настоящую терпимость и доверие. Единицы из миллионов могут, нация в целом… Нет, преобладают «полковники кастеры». 

У нас совсем другая история. В мирное сосуществование индейцев и бледнолицых поверить нельзя, поскольку нынешние деревеньки для туристов — не сосуществование, а скорбный цирк. В появление новоросса, способного ужиться со вчерашними жертвами наци-пропаганды и через несколько поколений залечить шрамы гражданской войны, верится. Не впервой. 

Вот только возможность вмешиваться в этот процесс тех, кто не умеет быть соседом, а может проявиться только в роли захватчика, надо бы так ограничить, чтобы и  духу их не было. Нам ведь не по душе резервации? Тех, кто наловчился сживать со свету других людей, мешающих наживе, особенно если на кону разработки юзовских месторождений сланцевого горючего, например, и много чего ещё, лучше бы держать там, откуда пришли — за океаном.


Загрузка...
Комментарии для сайта Cackle
Отправить сообщение об ошибке?
Ваш браузер останется на этой же странице
Спасибо!