Россия закрепилась в Сирии: ВКС разместятся на базе «Хмеймим» на 49 лет

На официальном портале правовой информации России появилось сообщение о том, что глава страны подписал закон о ратификации протокола к соглашению между Москвой и Дамаском о размещении авиационной группы Вооружённых сил России на территории Сирии. Речь идёт об аэродроме Хмеймим. Этот участок Сирия передаёт России в безвозмездное пользование сроком на 49 лет (предусмотрено автоматическое продление в последующие 25 лет).

В данный момент, когда некоторые российские самолёты по просьбе правительственных военных сил САР наносят авиаудары по позициям ИГИЛ*, подобное соглашение выглядит как довольно «рядовое» событие. Военные из РФ и так присутствуют в Сирии, тот факт, что у них есть база, где они безвозмездно и по своему усмотрению могут обустраиваться, сейчас воспринимается, как вполне очевидная мера.

Безусловно, один единственный объект России не способен в корне изменить ситуацию на всём Ближнем Востоке, тем более что в нём присутствует огромная концентрация аналогичных военных баз США – не то соотношение сил, чтобы Москва могла «козырять» растущим доминированием в этой части планеты. Однако речь идёт о договоре, рассчитанным на десятилетия, следовательно, впору думать о долгоиграющей стратегии.

Старший консультант Петербургского центра социальных исследований Олег Андреев в своём комментарии для iReactor объяснил, что ратификация такого протокола Путиным – это закрепление в регионе для перспективы на будущее:

«Путин поступил правильно. Интересы у России на Ближнем Востоке были и будут. Закрепление в Сирии с помощью такой базы – это легитимное присутствие РФ в регионе. Конечно, нельзя сказать, что Москва сильно идёт вперёд в плане установления доминирования в регионе, но она и не отыгрывает назад. В какой-то мере, наличие такой базы в Сирии – это перспектива, которая может понадобиться в будущем. А в ближайшее время (10-20 лет) в регионе, я считаю, может произойти ещё не одна война. Даже та же Саудовская Аравия, которая сейчас является союзником США, может очень быстро превратиться во врага Вашингтона, есть и другие страны. Сирия – это может быть только начало, поэтому хоть какой-то «форпост» у РФ в регионе Москве может пригодиться».

Не следует забывать, что Кремль всё время старается придерживаться норм международного права, чтобы избежать очередной критики со стороны, в первую очередь, Запада. База Хмеймим – это в какой-то мере даже символический жест, имеющий политическое утверждение, нежели военное. Она не увеличит влияние РФ в регионе в глобальном смысле уже сегодня. «Москва закрепляет своё присутствие в Сирии юридически. База нужна для работы в Сирии и Ираке, а так же для возможного контроля воздушного пространства в части Средиземноморского бассейна и юга Турции. Как влияли до сих пор, так и дальше влиять будут. Думаю, качественно мало что изменится», - поделился своим мнением с iReactor директор института политической социологии Вячеслав Смирнов.

Очевидно, что инициатива о таком договоре шла не только от Москвы, но и от Дамаска, который объективно нуждается в её поддержке и которому ничего не стоит отдать такую авиабазу, поскольку выгода от присутствия ВКС в Сирии для него более чем ощутима.

Зачем самой Российской Федерации это нужно? Во-первых, стоит отметить, что подобные военные объекты имеют многие страны мира по всей планете и речь, кстати, идёт не только о США. Такая практика во многих смыслах актуальна, учитывая тесное сотрудничество стран, у которых хорошие взаимопонимание и поддержка в разного рода международных вопросах.

Во-вторых, Россия уже имеет аналогичные объекты в других государствах, и они в разной степени себя оправдывают с точки зрения безопасности (к примеру - базы в Средней Азии против роста наркотрафика, с которым местные страны не справляются). Есть предположение, что авиабаза в Сирии будет выполнять такую же роль, препятствуя ростe радикализма, который с лёгкостью может перекинуться в Среднюю Азию и в отдельные регионы самой России.

Специально для iReactor историк, публицист Евгений Трифонов объяснил, мотивацию подписания такого протокола Владимиром Путиным:

«Ратификация президентом России протокола о размещении авиагруппы ВКС в Сирии должна придать нахождению российских войск в этой стране законный характер. Примерно на таких же основаниях (с некоторыми юридическими отличиями) российские войска находятся, например, в Армении, а американские – на множестве иностранных баз. На сам факт узаконения базы российских ВКС в Сирии вряд ли последует нервная реакция со стороны США и НАТО: для них важно, что российские войска находятся там фактически, а с этой точки зрения протокол ничего не меняет. Другое дело, если Трампу захочется иметь ещё один повод для конфронтации с Россией; тут можно использовать и сирийский протокол, и всё, что угодно ещё. Российская власть этим протоколом хочет показать, что её военная политика за рубежном проводится законными, транспарентными и легальными методами. Запад подозревает Россию в незаконном военном присутствии в Донбассе и даже в Ливии, и сирийский протокол демонстрирует, что тайное военное присутствие – не наш метод. Другое дело – насколько это убедительно для Вашингтона и Брюсселя».

Почему только одна военная база? Очевидно, Москва не хочет повторять ошибки, которые СССР допустил в Афганистане, когда попытался полностью взять под контроль страну, отстранив наиболее эффективных лидеров (ликвидировав Амина). Частичное присутствие – это небольшие затраты и даже возможность проводить более эффективные учения новых вооружений с пользой для региона, препятствуя распространению терроризма.

* «Исламское государство» (ИГИЛ*) – террористическая организация, запрещённая на территории России

* Террористическая группировка, деятельность запрещена на территории РФ решением Верховного суда.

Автор: