Почему расширение санкций ударит по демократии в США и по честной конкуренции в ЕС

На сайте главного российского оппозиционера Алексея Навального появился подробнейший ликбез по новым антироссийским санкциям. Команда одиозного политика уже практически на 100% уверена в том, что закон о новых санкциях будет подписан, и подробно расписывает, что ждет Россию и ее ведущих бизнесменов.

Однако стоит заметить, что спешка в подобных вопросах совершенно необязательна. При ближайшем рассмотрении закон о санкциях является вовсе не таким инструментом для поддержки демократии, как кажется на первый взгляд. Рассматриваемый документ и вовсе выступает в роли предельно антидемократической меры воздействия. И мы попытаемся объяснить почему.

Начнем с первого пункта, который сразу же идет вразрез с принципами демократии. Избранный гражданами США президент лишается права на отмену санкций без согласования с Конгрессом. Таким образом, создаются дополнительные бюрократические препоны для возможного восстановления диалога с Россией. Демократически избранный президент практически лишается возможности представлять интересы граждан, которые голосовали за него.

Теперь Дональд Трамп по факту лишен рычагов воздействия, которые могли послужить возобновлению отношений с Россией. Поскольку значительная часть американцев выступает за восстановление добрососедских отношений с Москвой, проголосовав именно за Трампа, который обещал «договориться с Владимиром Путиным», то можно смело утверждать: Конгресс идет в разрез с интересами собственных граждан.

Стоит отметить, что Конгресс всегда может поднять вопрос об импичменте президента, если заподозрит того в серьезном нарушении законодательства. Это исключает возможность лоббирования интересов России через лидера США. Однако принимаемый закон говорит только об одном — Конгресс намерен ограничить права законно избранного президента.

В соответствии со следующим пунктом вводится запрет на сотрудничество американских и российских нефтяных компаний. При этом распространяется заблуждение, согласно которому нефтегазовые компании из РФ лишаются шанса на обмен опытом с коллегами из США и на «копирование американского оборудования и технологий».

Однако это утверждение справедливо и в обратном направлении, поскольку в последние годы сотрудничество в нефтегазовой сфере было продуктивным в равной степени для обеих сторон. Благодаря взаимодействию с коллегами из России американские нефтяные компании также приобрели бесценный опыт, знания и даже получили доступ к некоторым технологиям. Так что этот шаг ударит по компаниям из США ровно в той же самой степени, что и по российским нефтяникам.

Также новый закон о санкциях предполагает введение возможности для президента США принимать ограничения против участвующих в приватизации российских активов бизнесменов. Это один из самых спорных пунктов, поскольку он не предполагает наличие весомых доказательств для введения санкций. Тем более, судя по всему, некоторых конгрессменов преследуют разочарования со времен приватизации 90-х годов, когда американцам не удалось отхватить самые лакомые кусочки.

Особняком выделяется пункт, касающийся российских экспортных трубопроводов. Президент США будет обязан принимать штрафные санкции в отношении сотрудничающих с Россией по этому направлению компаний. В первую очередь это касается «Северного потока-2», в связи с чем уже высказались многие политики. По их мнению, эти меры приведут к ограничению конкуренции на территории Евросоюза и к получению Вашингтоном экономической выгоды в виде увеличения поставок сжиженного природного газа.

Так, президент России Владимир Путин подчеркнул, что подобные меры обеспечивают экономические интересы США с «особым цинизмом». Глава МИД ФРГ также назвал санкции неприемлемыми, поскольку они затрагивают интересы ряда европейских компаний. С этой позицией трудно не согласиться. В беседе с корреспондентами iReactor эксперт фонда «Народная дипломатия» Сергей Простаков отмечает, что американские бизнесмены и вовсе готовы идти на любые риски.

«Введение нового пакета санкций показывает и новую политическую реальность в США, и готовность американского бизнеса идти на любые риски при лоббировании своих интересов.

Парламентарии показали, что готовы проводить собственную повестку, против чего Трамп не в состоянии что-то сделать из-за правовых ограничений. Американские газодобывающие компании же продемонстрировали, насколько сильно их влияние. И конфликт на Украине, угрожающий экспорту российского газа в Европу, и кампания против Катара, и новые санкции, ставящие под удар проект «Северный поток-2» — это действия в интересах американского экспорта сжиженного газа. Его лоббисты показали, что готовы действовать, невзирая на геополитические риски и состав вашингтонских властей, что уже стало важнейшим фактором международных отношений и поставило Россию и США на грань прямой конфронтации».

Остальные ограничительные меры, предлагаемые Конгрессом, направлены исключительно на ухудшение отношений с Россией. Теперь высший законодательный орган США может требовать отчеты об олигархах, а также о финансируемых Россией НКО и СМИ. Кроме этого, вводится запрет на вложения в суверенный долг РФ, ужесточаются уже принятые ранее санкции, вводятся санкции за кибератаки и антитеррористическую кампанию в Сирии. Все это будет препятствовать нормальному диалогу и только усилит напряжение по ряду вопросов, что подтверждает политолог Роман Колесников.

«Вашингтон стремится к Советскому Союзу времён заката: принцип «запретить и не пущать» в отношении России работает как никогда раньше. Печально, что вместо конструктивного сотрудничества США и России мир получает искусственно навязанную проблему обоюдных санкций, запретов, высосанных из пальца подозрений и тому подобного.

Необходимо понять, что никакой серьёзный мировой кризис невозможно разрешить без договорённостей России и Америки. Пока эти две страны не придут к консенсусу по наиболее болезненным точкам мировой политики – ничего решить невозможно. Хочется надеяться, что когда-нибудь беспричинная воинственность американских конгрессменов все-таки закончится, и мир станет безопаснее».

Таким образом, назвать эти санкции демократическим инструментом воздействия на Россию просто невозможно. Конгресс нарушает большинство заложенных в это понятие принципов своими действиями и, более того, способствует увеличению напряжения в мире. А это недопустимо в условиях набирающего силу террористического движения, которое во многом черпает силы из дестабилизированного Вашингтоном Ближнего Востока.