Добавить в избранное
Инфореактор
Войти через социальную сеть
Вконтакте Facebook
или
Войти
О насО нас Предложить материал Вопросы
ВКонтакте
Facebook
Твиттер
Одноклассники
Наш канал в Telegram
RSS

Чего стоят охи?

20:57 17.07.2015 3113

Чего стоят охи?
Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Для этого нужно пройти по ссылке и нажать кнопку Join.

Только что появился анализ европейских новостей от Рара, научного директора Германо-Российского форума. Немецкий журналист-международник с русскими корнями описал сегодняшнюю конфигурацию, в которой, по его мнению, место Греции оказывается в очень непочётном углу. А Германии — на вершине пирамиды. Или пищевой цепочки? К анализу уважаемого Александра Глебовича (нем. Alexander Rahr) стоило бы отнестись серьёзно, особенно к его описанию роли сегодняшней Германии.

Рар задался вопросом: «На что будет похожа Европа после всех последних турбуленций?»

1. Дебаты по греческим делам показали, что из 28 голосов ЕС слышен только германский. Принципы, объединявшие ФРГ с Францией, рассосались, а паралич власти, регулярно возникавший из-за необходимости согласовать позиции всех стран-членов ЕС как бы «вылечили» немецкой политической хирургией.

2. США — командир ЕС. Или начальник. По политике ЕС это видно и без лупы. Рар: «Похоже, что США все-таки главный хозяин в Европе. Американцы принимают участие в решении стратегических задач в Европе — от долгового кризиса в Греции до закупок газа».

3. «Россия, судя по результатам саммитов БРИКС и ШОС, повернулась к Европе спиной». 

Аргументы? Факт имеет место — европейцы (кроме испанцев) топтание Греции восприняли спокойно. Это не новость — в той же Германии до «хрустальных» ночей когда-то надеялись, что громят только соседей, а у остальных как-то всё само рассосётся. То, что на переговорах по Греции в Брюсселе немцы почти в одиночку лишили эту страну финансового суверенитета, большинство не возмутило, и не обеспокоит, пока немецкая экономика процветает. Или пока удаётся делать евро настолько дешевле, насколько это выгодно Германии? И пусть оставшиеся богатства Греции скупаются европейским капиталом, только бы обывателю мнилось, что это позволит Афинам расплатиться с долгами. Даже, если приручённая Греция впредь будет находиться под управлением Берлина и Брюсселя на коротком поводке.

Рар пишет, что «Германия аргументировала свои жёсткие действия по отношению к грекам желанием спасти идею объединенной Европы». Напирая, что выход Греции из еврозоны стал бы позором для всего Евросоюза, лишил бы его в глазах Азии и США авторитета, «Берлин создал прецедент, когда проблема Европы решилась не консенсусом внутри ЕС, а волей его самого сильного члена». А попрание благородных принципов, во славу бдительного соблюдения которых невоенными средствами идеалисты и романтики рукоплескали объединению Европы и расширению ЕС, население ЕС не впечатлило. Ну, такое лицемерие точно не прибавляет авторитета, но особо не шокирует всех почитателей принципа «кто смел, тот и съел». Относительно невоенных действий против тех, кто слишком смел, дебатов пока в Европе не ведут — все хором боятся РФ. А крепче бундесвера только две армии — турецкая и греческая.

И как теперь ФРГ будет распоряжаться в Европе? И насколько интересы Германии совпадают с приоритетами США? Рар счёл, что Германия устроить «порку» Ципрасу не убоялась, но на вопрос, могла ли евросоюзная страна-локомотив поступить не столь жёстко и менторски, не отвечает. Отмечает, что нарушила дипломатический этикет, что после «публичной порки» греков может позволить себе «в одну шеренгу выстроить и других», но при всей этой «прусской педагогике» имеется «острая проблема Европы — сотни тысяч беженцев из Северной Африки, застрявшие в Греции и Италии, которых другие страны ЕС отказываются приютить у себя поровну». 

Предположение немецкого публициста: «Может быть, усилившаяся роль Германии способствует решению конфликтов Запада с Россией. Положительное решение иранской проблемы — Иран всеобщими усилиями постоянных членов Совбеза ООН и Германии удалось уговорить отказаться от военных атомных программ — должно снять напряжение вокруг расстановки американской ПРО в Восточной Европе». Тут впору руками развести. «Если санкции против Ирана снимаются и Тегеран никому не угрожает, зачем нужны эти ракеты?», — спрашивает Рар. А когда здравый смысл останавливал военных, военных бюрократов и просто бюрократов? Не хочет ли Рар сказать, что угроза была реальной, а ответ НАТО был адекватным угрозе? И что в самом деле не имел отношения к подготовке «превентивных» ударов, то есть усилению возможности нанести удар первыми и уберечься от ответных?

Несколько озадачивает оценка: «Германия как теснейший партнер России в энергетическом секторе могла использовать свой вес для урегулирования целого ряда серьезных конфликтов, которые возникли между Россией и Евросоюзом по газу — не без подачи восточноевропейских стран и США». Что надо понимать как возможную поддержку инфраструктурных проектов России или проектов с участием РФ. И нам бы надо пользоваться такой поддержкой, поскольку с Запада слишком ясно доносится требование сохранить за Украиной звание транзитёра, а если что, так и как бы угроза американский сжиженный привлечь.

Тут ощущение серьёзности, которой вроде бы веяло от статьи Рара, меняется. «Энергетический союз Россия–ЕС долгие годы считался фундаментом стратегического партнёрства этих двух сторон во имя стабильности Европы. В Германии этого не могли забыть», — пишет Рар, приближаясь к выводам. Если поверить, что такой опытный аналитик знает больше, чем использует в статье, то в целом возникает ощущение, что знать читателю ничего не надо. Надо верить. Рару. Аминь…

Поверить можно утверждению, что «нигде так громко, как в Германии, не раздаются голоса в пользу отмены санкций в отношении России». Поскольку «бизнес, хотя и следует примату политики, видит, что в долгосрочном плане Запад пострадает больше, чем Россия». И утверждению о том, что «в Германии растёт разочарование Украиной, которая не движется в сторону западных ценностей», могло бы проскочить незаметно, но не проскакивает — удивление вызывает срок, в течение которого европейцы и влиятельные немцы, в частности, находили для себя приятным быть Украиной «очарованными».

В главном выводе Рара ничего настораживающего нет: «Если, как в случае Греции, страны ЕС уже не обязаны принимать решения единогласно, Европа может пойти на пересмотр нынешней политики санкций. Хотя именно по этому вопросу у Германии могут возникнуть самые серьезные разногласия с США».

Оценивая состояние Греции на протяжении хотя бы последних десяти лет, трудно не обратить внимания на то, что она наверняка оказалась жертвой интриги США, направленной на подчинение ЕС американским интересам, а главным рычагом и «расходным материалом» для раскручивания интриги США назначили Грецию, не стесняясь жертвовать интересами 11 миллионов её граждан. В таком случае, предположение научного директора Германо-Российского форума Рара, что по вопросу антироссийских санкций у Германии могут возникнуть самые серьёзные разногласия с США — это не гипотеза, а пророчество.

Автор: Карлов Сергей


Загрузка...
Комментарии для сайта Cackle
Отправить сообщение об ошибке?
Ваш браузер останется на этой же странице
Спасибо!